Сюжетов у «Щегла» два. Первый – внешний, биографический. Американская  писательница Донна Тартт создала огромный по нынешним меркам роман «Щегол» в 2013 году. Несмотря на то что это была «всего лишь» третья крупная работа автора, над которой Тартт работала около десяти лет, увесистый 900-страничный том стал «книгой года» по версии Amazon, заработал массу призов и наград, включая Пулитцеровскую премию. Саму писательницу назвали – небезосновательно — «современным Чарльзом Диккенсом», про тиражи умолчим.

Стоит добавить, что в России эта не в меру большая книга была мужественно переведена блестящим языковедом Анастасией Завозовой за 8 месяцев, и первое издание «Щегла» на русском языке вышло уже в 2014 году и произвело фурор на ярмарке Non/Fiction. Такая поспешность, конечно, может только навредить первоисточнику, но и тут все удачно сложилось.

А теперь о «всамомделишном» сюжете. Роман начинается с того, что главный герой тринадцатилетний Тео Декер с мамой пошел в музей «Метрополитен» посмотреть на выставку голландских художников не в то время, не в тот день, потому что именно тогда в музее взорвалась бомба террориста. Мать погибла, Тео чудом остался жить. Умирающий старик успевает передать Тео тяжелое кольцо и говорит непонятный адрес. Тео забирает кольцо и небольшую картину работы Карела Фабрициуса, на которой изображена птичка, прикованная цепочкой к насесту, то есть тот самый «Щегол».

Это первые 10-20 страниц романа. Дальше идут восемьсот с лишним страниц дикой тягомотины о том, как мальчик растет, встречает самых разных и неожиданных персонажей, путешествует из Нью-Йорка в Лас-Вегас, опять в Нью-Йорк, в Амстердам. Все это время его сопровождают две вещи: картина и разного вида наркотики (последнее лишнее, но критики почему-то обязательно упоминают кокаин и алкоголь, как двигатели сюжета; мы с этим не согласны, ну да ладно). Все, вот и весь сюжет.